b5ee11d1     

Дегтев Вячеслав - Последний Парад



ВЯЧЕСЛАВ ДЕГТЕВ
ПОСЛЕДНИЙ ПАРАД
РЕКВИЕМ
"Он сладостно обонял
воню вражеской крови.
Видя гибель ворогов, пел песни,
смеялся и хохотал..."
(Из летописи)
В тех черных, ледяных, продуваемых насквозь заснеженных горах погибала
шестая сводная рота. В снежную, глухую, высокосную, двадцать девятого
февраля, ночь там во всю бушевала кровавая вьюга. И рота, как потом в песне
воспоется, - уходила на небо. Строем. Один за одним... Уходили молодые, с
тонкими шеями, безусые мальчишки-солдаты, шли они не на любовные свидания, а
на встречу-рандеву с тем, что называется - Вечность.
Ребята уходили, а салага-первогодок Егорка Щегол пока еще оставался.
Вообще-то фамилия его была - Стрижов; Щеглом прозвали в роте - за
незлобивость, безотказность, вострый носик и щеглиную щуплость. Он был
единственным у матери сыном. На те копейки, которые она получала на кордной
фабрике, не особенно-то разжиреешь. Вот и был у него постоянно "дефицит
живого веса". Отец уехал в Тюмень на заработки, да так и сгинул... Егоркина
мать, ни на кого не надеясь, тянула лямку из последних сил, отмазать сына от
солдатчины даже не пыталась, тем более, что он сам захотел служить. Иначе,
говорил, уважать себя не будет.
Кто хотя бы неделю был в армии, знает, что в первую роту отбираются
лучшие солдаты, ставится командиром самый сильный (или самый блатной)
офицер. Во вторую - похуже, и командир уже без блата и связей; и так далее,
по убывающей. Шестая рота в той части была на положении изгоя. Как
говорится, ниже асфальта на двадцать сантиметров, - вровень с хозвзводом.
Дефективные очкарики и прочие "шизы", "недомерки" и "задохлики". По строевой
последние. (Комбат невесело шутил: хоть сено-солому к рукавам привязывай...)
По стрельбе - первые с хвоста. Для которых вечно то патронов не хватало, то
мишеней.
Перед отправкой в "командировку" их "усилят" всяким разношерстным
"контингентом" из остальных рот, перебросят к ним закоренелых сачков,
могущих спать стоя и даже в строю, законченных разгильдяев и "шлангов", от
которых ротные мечтали избавиться, чтоб не портили "показатели" - после
чего "пополненную" этак роту сводят в баню, оденут в новое обмундирование, и
в полковой церкви священник отец Олег скопом окрестит некрещеных (даже двух
татар прихватит), помашет над строем, ядрено пахнущим складским духом,
блестящим, дымящимся кадилом, обрызгает каждого святой водою, - с тем и
отправят солдат в Чечню.
И уже в последние часы, перед самой отправкой, к роте прикомандируют их
комбата, объявив, что это последнее его боевое задание - после
"командировки" пусть готовится в запас, на заслуженный отдых. Комбат был
бесперспективный перестарок-подполковник, с каким-то "неуставным",
богемно-ветхозаветным именем, уж во всяком случае совершенно не армейским -
Марк. С таким имечком сподручно черные квадраты малевать, мюзиклы-буффонады
ставить, шутил комполка, молодой майор, из ранних, у которого имя было
"правильное", - Святослав, и который моложе комбата был лет на десять,
недурно также стишки кропать, но только не в армии служить, карьеру не
сделаешь, будь ты хоть самим Жуковым. Молодой комполка знал в карьерных
делах толк. Особенно была докой по этой части смазливая его жена... Вот и
пришлось вчерашнему комбату командовать перед дембелем ротой. Но приказы в
армии не обсуждаются...
А потом кто-то где-то договаривался - один был при лампасах, другой в
каракулевой папахе, - они договаривались, что одни выпустят других через
перевал в Грузию, а те постреляю



Назад