b5ee11d1     

Денежкина Ирина - Дай Мне



Ирина Денежкина
Дай мне
Ты, радость, застыла, открылись глаза,
Когда нас с тобою накрыли снега.
Искали друг друга - найти не могли.
Под толщей своей нас снега погребли...
- ...Ты что будешь? Кофе?
Ляпа стоял посреди комнаты голый по пояс, растерянный и потный. Из-под
штанов торчали трусы. Я хотела сказать: "Тебя", но предполагала, что за этим
последует ещё большая его растерянность и он просто прирастёт к месту. Будет
стоять столбом. А я что буду делать?
- Кофе? Или чай?
- Кофе, кофе...
Ляпа облегчённо полез в шкафчик, включил чайник, порылся в холодильнике,
достал бутылку молока. Открыл, нервно отпил, поставил. Полез снова в
холодильник, достал бутылку пива. Потом вторую. Открыл, жадно присосался.
Я села за стол, подперев голову руками. Волосы Ляпы торчат завинченные в
иголки, как у ежа. В ухе два серебряных кольца, большой нос, глаза круглые,
как у щенка. И весь как щенок: кипишит, прыгает, мягкий, гибкий, как говорит
моя подруга Волкова - "охота потискать". Ляпа красивый. Его мечта: вот он идёт
по улице, к нему бросаются девушки и с криками "Ляпа! Ляпа!" берут в рот. Ляпа
играет панк-рок и хочет прославиться. Ещё он хочет, чтобы я тут не сидела, как
истукан и не смущала его. Или не хочет. В этом плане его душа для меня -
потёмки.
Чайник вскипел. Ляпа насыпал мне кофе, сахара, залил кипятком. Сам сел
напротив и стал сосредоточенно курить. Взглядом упёрся мне в переносицу.
Немного обо мне: я выше Ляпы на пять сантиметров, у меня длинные тёмные
волосы, карие глаза, громадное самомнение и фигура модели. Так мне сказал один
хмырь, но я-то знаю, что не мешало бы кое-где похудеть и что живот у меня
плоский не от тренировок, а от того, что я мало ем.
Вообще-то Ляпа мой муж. Мы поженились виртуально, точнее, он сам на мне
женился, а я лишь пассивно нажимала на "Да". Он, подлая рожа, до свадьбы
рассмотрел мои фотки, а свои не прислал. То у него фотика нет, то сканера нет,
то ещё что-то. Мы с Волковой посовещались и решили, что он, наверное, урод и
боится это обнаружить. Ну и хрен с ним, решили мы. Когда он предложил
встретиться в метро, Волкова картинно вздохнула и махнула рукой. Мне тоже
нечего было делать. И мы пошли на встречу, заранее настроили себя на
разочарование. Стоим такие все из себя красивые в метро: на мне футболка в
обтяжку и шорты, которые кончаются, едва начавшись. На Волковой длинное синее
платье, показывающее всем, что вот у неё грудь, вот попа - всё большое,
сочное. Волосы светлые, тщательно уложенные и политые лаком - "Не то, что тебе
- лысину причесала и пошла". Большой нос. Но не портит. Создаёт
индивидуальность. Все мужики пялятся ей вслед. А когда мы вдвоём, то вообще
конец света.
И вот стоим мы напротив эскалатора и нам навстречу выезжают люди. Разные.
- Вон смотри, ну и рожа-а!...
- А-а-а!!! В нашу сторону смотрит!.... ффу...
- Только не этот, только не этот!...
- Ой, бли-ин... нет, не иди к нам!...
- Нет, не этот урод, пожалуйста, пожалуйста!
Так мы стоим и шепчем, и так себя накрутили в конце концов, что чуть не
сбежали из метро сломя голову. И вовремя не сбежали, замешкались. Вдруг я
вижу: идут к нам два мальчика. Один похуже, похож на плюшевую советскую
собаку. Второй - пепси, пейджер, MTV, волосы торчком, губы как леденцы, рожа
по-ошлая. Красив, как картинка в журнале.
- Который из вас мой муж? - спросила я осипшим от волнения голосом, пока
Волкова переваривала информацию: "Бежать не надо. Конкурс красоты сам пришёл к
вам".
- Я! - скромно ответил Ляпа, - А



Назад