b5ee11d1     

Деревицкий А - Подборка Текстов



А.Деpевицкий
Подборка текстов
Н А Ш А А Ф Р И К А
"Трансвааль, страна моя,
Ты вся горишь в огне..."
В огне, которым в начале безумного века были объяты Южно-Африканская
Республика (Трансвааль) и Оранжевое Свободное государство (Оранжевая
республика), полыхали и судьбы наших соотечественников. В те годы их имена были
на устах всей Российской империи. Потом их забыли. Постарались забыть. А
напряженка в отношениях с ЮАР и Южной Родезией, казалось, поставила последний
крест на памяти об этих героях. Но...
Но они все-таки были. Вот немногие дошедшие до нас имена:
- генерал Максимов;
- капитан Шульженко;
- лейтенант Строльман;
- поручик Диатропов;
- сотник Гучков;
- поручик Никитин;
- поручик Августус;
- граф Комаровский;
- Арнольдов;
- Кравченко;
- сестра милосердия Изъединова...
Шульженко побывал в плену у англичан. Строльман был убит. Изъединова написала
книгу "Несколько месяцев у буров". Гучков стал Председателем Государственной
думы и министром Временного правительства. Фото Максимова недавно
экспонировалось на выставке в Йоханнесбурге.
1899-й...
Буры, потомки голландских поселенцев, обеспокоены небывалым наплывам
авантюристов всех мастей - в разгаре южноафриканская золото-алмазная лихорадка.
Но старатели - это еще полбеды, ибо в бурах течет кровь их предков-авантюристов
и они кое-как терпят, кое-как справляются с пришельцами. Но на новое Эльдорадо
все более жадно засматривается британская суперимперия...
Первые выстрелы на краю черного континента послужили сигналом для тысяч крепких
ребят, умеющих держать в руках оружие. Каторжный труд на золотых и алмазных
приисках их соблазнить не мог, но вот стрельба и приключения на этих сказочно
богатых землях...
Официальная Россия, обеспокоенная колониальной экспансией Великобритании,
однозначно стала на сторону буров. Кто-то занялся организацией традиционных для
Руси протокольных мероприятий очередной компании (шумихой в прессе, спекуляцией
на благотворительных порывах мещан), а кто-то уже глядел с парохода на
проплывающие мимо берега Босфора. Наши волонтеры спешили опередить своих
многочисленных зарубежных колег, а железного занавеса тогда еще не было... Эти
парни отправились в путь сообразно своим собственным интересам и представлениям
о жизни и чести, но слова только что родившейся песни "Трансвааль, страна моя,
ты вся горишь в огне", сразу окутали их флером идеалистического
бессребничества.
Подборка текстов
Репортер Е. Я. Максимов сел на борт парохода "Архистратиг" с целью вписать новую
главу в "историю сегодняшнего дня". Но в Трасваале он решил, что историю
эффективнее писать не пером, а штыком знаменитого оружия буров - винтовки
"маузер" (вес со штыком 4 кило, длина без оного 1,23 м, калибр 7 мм, патрон с
2,5 граммами бездымного пороха и свинцовой пулей в рубашке из никелированной
стали весом 11,2 г, начальная скорость пули - 728 м/сек, убойная сила - до
4000 м)...
Кстати, один из героев романа Буссенара "Капитан Сорвиголова" впоследствие
воспел пулю "маузера" как gentlemanly bullet - эта "джентльменская пуля"
прошивала мышечные ткани как игла, не разрывая. Через две недели раненный
снова возвращался в строй.
Впрочем, буры знали и другое оружие - крупнокалиберный роёр. Это охотничье
ружье их прадедов-первопроходцев делало в противнике такую дыру, что в нее можно
было заложить кулак. Правда, заряжание роёра было делом не простым: вначале
надо было засыпать порох из бычьего рога в дуло, затем с помощью шомпола
опустить в ствол пул



Назад