b5ee11d1     

Дворецкая Елизавета - Корабль Во Фьорде 3



ЕЛИЗАВЕТА ДВОРЕЦКАЯ
ЩИТ ПОБЕРЕЖЬЯ
(КОРАБЛЬ ВО ФЬОРДЕ - 3)
Молод я был,
странствовал много
и сбился с пути;
счел себя богачом,
спутника встретив, —
друг — радость друга.
Старшая Эдда (из «Речей Высокого»)
Давать должен тот, кто сам имеет.
Младшая Эдда (слова конунга Хрольва Жердинки)
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ТРОЛЛИ С ПЕРЕВАЛА
Усадьба Тингфельт — Поле Тинга — издавна славилась как самое спокойное место на всем восточном побережье Квиттинга. Поэтому когда заезжие торговцы рассказали, что видели на перевале Седловой горы тролля, им никто не поверил.
— Тролля? — недоверчиво переспрашивали домочадцы Хельги хёвдинга и переглядывались, не особенно стараясь скрыть усмешки. — А что ты пил перед этим, Кнёль? Не брагу ли старой Трюмпы?
— А может, это было кривое дерево? — уточняли другие, знавшие, что Кнёль Берестяной Короб если и пьет, то никогда не напивается до видений.
— А может, это был великан? Только маленький? — предположил Равнир, первый красавец и первый насмешник хёвдинговой дружины. Это был высокий и довольно стройный парень с длинными, зачесанными назад светло-русыми волосами, и лицо его портил только заостренный кончик носа.

На шее он носил ожерелье из крупных, кое-как обточенных кусков янтаря, словно хотел с первого же взгляда представиться всякому встречному1.
— Поди посмотри сам! — не сдерживая досады, ответил ему Кнёль и бросил на хирдмана горячий гневный взгляд из-под обиженно насупленных бровей. После недавнего приступа страха он был зол на весь свет. — Что еще ты сам запоешь, когда его увидишь!
— Очень мне надо! — весело отозвался Равнир и подмигнул стоящей поблизости девушке. — У меня и тут есть на кого посмотреть!
— А что, он у вас отнял что-нибудь? — сочувственно спросил Орре управитель, оглядывая лошадей, навьюченных мешками и корзинами.
Кнёль не ответил, но его лицо омрачилось еще больше. Вопрос Орре попал в самое больное место. Когда в десяти шагах впереди на лесной тропе прямо из-под земли вдруг вырос тролль, огромный, больше человеческого роста, с облезлой опаленной шкурой, краснорожий, уродливый и свирепый, торговцы в ужасе кинулись бежать вниз по склону Седловой горы и бросили лошадь, нагруженную ячменем, рыбой, солодом и еще кое-какими припасами для йоля.

А Кнёль был одним из самых доверенных людей Ауднира хёльда и ездил даже за море не столько со своими, сколько с его товарами. Пропавшая лошадь принадлежала как раз Аудниру, и Кнёлю еще предстояло отвечать за нее перед хозяином.
— Да уж, Ауднир хёльд не обрадуется! — Домочадцы Тингфельта сокрушенно качали головами, зная бережливость соседа. — Такой убыток! А что взыщешь с тролля! Ну да ты не печалься особенно, Кнёль.

Ты же объявил о нападении на первой же усадьбе, так что хозяин не будет на тебя в обиде.
Только Кнёля это мало утешало. Он знал, что хозяин непременно будет в обиде и на тролля, и на него самого.
Зато Хельга, дочь Хельги хёвдинга, пришла от рассказа в настоящий восторг. Она засыпала Кнёля вопросами:
— А тролль был очень большой? Больше тебя? И больше Дага? Нет, это уже великан, настоящий великан!

А вы его близко видели? А его морду ты разглядел? А кто разглядел? Ну, не может быть, чтобы никто не разглядел! Иначе как же вы догадались, что это тролль?

А он что-нибудь сказал? А у него был хвост? Или хотя бы острые уши?
Но Кнёль был не в настроении отвечать на все эти вопросы, тем более что и ответить ему было особенно нечего. Ту рослую фигуру, что вдруг возникла под елью, такая же темная и шершавая, как еловая кора, не требовалось разглядывать



Назад