b5ee11d1     

Дворецкая Елизавета - Стоячие Камни



sf_epic Елизавета Дворецкая Стоячие камни «Стоячие камни» — первая книга эпопеи «Корабль во фьорде», написанной на основе исторических и мифологических материалах Древней Скандинавии. Дочь знатного и могущественного человека, Фрейвида Огниво, Хёрдис, навлекла на враждебное племя опасную болезнь. После чего началась война
ru ru Black Jack FB Tools 2004-11-11 OCR Фензин 3F309001-3A9F-441E-924A-CA872FC16933 1.0 Дворецкая Е. Стоячие камни Терра — Книжный клуб 2003 5-275-00795-7 Елизавета ДВОРЕЦКАЯ
СТОЯЧИЕ КАМНИ
Автор выражает благодарность Павлу Попову, руководителю КИР «Наследие предков », который любезно прочитал текст и сделал множество полезных замечаний.
Бдительный взор
каждому нужен,
где гневные бьются;
придорожные ведьмы
воинам тупят
смелость и меч.[1]
«Старшая Эдда»ПРОЛОГ
Большой серый пес выскочил из-под еловых лап, и Хёрдис резко обернулась, услышав за спиной его шумное дыхание. «Где ты был, Серый?» — захотелось спросить, но она смолчала: возбужденный вид собаки говорил о том, что поблизости кто-то есть, и Хёрдис из осторожности не стала подавать голос. Пес прыгнул к ней, потом опять отскочил, стал припадать к земле на передние лапы, вилять лохматым хвостом и заглядывать в глаза, всем видом приглашая Хёрдис идти за ним.
— Что ты там нашел? — вполголоса спросила она. — Что-нибудь съедобное? Это было бы неплохо! Но если опять лось, как в прошлый раз, то я с тобой не пойду.
Серый схватил ее зубами за край рубахи и потянул.
— Пусти! — возмутилась Хёрдис. — Моя лучшая рубаха! Другой мне теперь до зимы не дадут! Ладно, ладно, я иду!
Она привыкла разговаривать с Серым: он был единственным существом, которому она доверяла. Обрадованный пес отскочил от нее и молнией кинулся в ельник. На бегу он изредка оглядывался и проверял, идет ли за ним Хёрдис.

Собрав волосы и перекинув их на грудь, чтобы не цеплялись за ветки, она торопилась за Серым: ей и самой было любопытно, что такое он нашел. Ее рубаха из грубого серого полотна, некрашеное темно-серое платье и длинные темно-русые волосы прятали ее среди лесных стволов, а быстрый неслышный шаг делал похожей на тень.

За все это, за дружбу с собакой и любовь к одиночеству, за неуживчивый, колючий нрав Хёрдис дочь Фрейвида прозвали Колдуньей, хотя колдовать она, к собственному большому огорчению, не умела. В усадьбе от них с Серым было немного толку, и они целыми днями бродили вдвоем по лесам, иногда забираясь так далеко от дома, что далее ночевать им приходилось в лесу. Впрочем, домочадцы Фрейвида Огниво не слишком беспокоились о них.
Вслед за Серым Хёрдис вышла из ельника к морю. Пологий длинный откос, покрытый пестрой кремневой галькой, спускался к самой полосе прибоя. Неподалеку на юге темнел бурый утес, называемый Тюленьим Камнем.

А с северной стороны быстро приближался незнакомый корабль — ни у кого в ближней округе не было такого яркого паруса, бело-красного, с широкой синей полосой внизу. Окинув корабль цепким взглядом, Хёрдис отметила двадцать четыре или двадцать шесть скамей для гребцов, тюленью голову на переднем штевне*, искру позолоченного флюгера на верхушке мачты.
— Какой большой корабль! — протянула она. — Посмотри, Серый, — к нам пожаловал какой-нибудь знатный хёльд* или даже хёвдинг*… Смотри, как отважно он гребет мимо Тюленьего Камня, как будто и не слышал, что здесь надо приносить жертвы, если хочешь целым доплыть до конца своей дороги…
На носу корабля Хёрдис заметила двоих мужчин. Один был уже немолод, плотно сложен, над поясом с крупной блестящей пряжкой выпячи



Назад